Денис Аблязин: лучшим подарком после Олимпиады–2012 стал автомобиль
Денис Аблязин: лучшим подарком после Олимпиады–2012 стал автомобиль

Лучшим подарком, полученным по итогам выступления на Олимпиаде 2012 года в Лондоне, пензенский спортсмен Денис Аблязин, завоевавший «серебро» Игр в турнире по спортивной гимнастике в опорном прыжке и «бронзу» в вольных упражнениях, считает автомобиль. Об этом он сказал в интервью, которое дал перед восстановительным сбором на Майорке.

— Денис, Вы вместе с командой едете отдыхать на Майорку?

— Да, у нас там пройдет восстановительный сбор. Мы каждый год ездим. Я вот во второй раз.

— Как проводите время на Майорке?

— У нас после тренировок вторая половина дня полностью свободна. Пляж, гостиница, зал — все, как обычно.

— Там же знаменитая парусная регата!

— Мы как-то думали взять яхту на прокат. Не знаю, в этот раз получится или нет, но попробуем выбраться на экскурсию.

— После Олимпийских игр у призеров начинается самое веселое время. Тут поздравления, там поздравления.

— Прежде всего, запомнилась встреча с президентом.

— Подарки?

— Да.

— Лучший?

Машина.

— А как же квартира в Пензе?

— Мне дали не квартиру, а сертификат на приобретение жилой площади. Сертификат — это когда покупаешь квартиру сам. Пока еще не занимался этим вопросом. Как-то все руки не доходят.

— Как изменилась сейчас Ваша жизнь после Игр–2012 в Лондоне?

— По-моему, жизнь не изменилась. Я также буду дальше тренироваться, выступать. Пока ничто не меняется.

— Были уверены, что у вас в Лондоне все получится?

— Нет. Не могу сказать, что был на сто процентов уверен. На девяносто процентов верил, что будет успех на Олимпиаде.

— Я не про Олимпиаду, а вообще про гимнастику.

— Я об этом не задумывался, тренировался и тренировался. Получается — хорошо, не получается — плохо. Но когда все стало получаться гораздо чаще, то уже и уверенность, само собой, начала приходить. После каждых стартов я становился все увереннее и увереннее в своих силах.

— Даже если показывали не те результаты, на которые рассчитывали?

— Да, все равно уверенность была. Ты делаешь свою программу, хорошо или плохо, но ты ее делаешь. Допустим, если ты тренировал один элемент, его сделал, но вдруг упал на втором, на том, на котором не ожидал, то значит, ты расслабился и забыл, что надо собираться на каждом элементе.

— Есть спортсмены, которые читают книги по психологии, практикуют йогу, чтобы научиться лучше фокусироваться.

— Я, наоборот, от этого отстраняюсь и таких книг не читаю. Мне не нравится йога и тому подобное. У меня с психологической устойчивостью все в порядке, меня эти штуки никак не привлекают. До турнира я не люблю распыляться, пытаюсь сосредоточиться. Когда ко мне люди подходят, я просто говорю: «Давайте все после». Вежливо говорю. Но когда бывают назойливые и все равно прут, приходится грубить им.

— Часто приходится грубить?

— Раз пять уже приходилось. Это было на обычных российских стартах, когда прямо перед вступлением пытались выдернуть на интервью. Я так не могу. Когда у человека через две минуты начало соревнований, он стоит перед снарядом, и ему говорят: «Пойдемте, поговорим минутку». Это неправильно. Считаю, что репортеры вообще не должны допускаться до соревнований, человек распыляется и может получить травму. Когда в последний раз я так отвлекся, сломал палец. Это года три назад было.

— Тренер помогает настроиться на соревнования?

— Он просто подбадривает перед выходом. Настрой зависит от самого спортсмена, никто к тебе в голову не залезет, что ты и как там думаешь. Тренер может только научить, а настраиваться ты должен сам.

— Вы довольно много времени проводите на тренировках. Бывает желание все бросить?

— Было такое, и не раз. Хочется бросить, но когда подумаешь, осмыслишь: столько идти и резко все закончить — это невозможно! Это будет неправильно по отношению к самому себе, потом сам же будешь кусать локти.

— Во время Олимпиады смотрели соревнования по велосипедному мотокроссу?

— Нет, это уже забытый период в моей жизни. Совершенно. Я уже даже как-то и не вспоминаю о том, что было. Больно вспоминать, когда летаешь через руль и обдираешься весь.

— В гимнастике тоже хорошо «летают».

— Тут мягче. Там падаешь на щебенку.

— Чем запомнилась Олимпиада в Лондоне?

— Честно? Ничем особенным не запомнилась. Олимпийские игры запомнились только соревнованиями и медалями, больше ничего не было.

— Есть такой гимнаст, на выступление которого вы смотрите и думаете: «Вау!»?

— Сейчас нет, а раньше я на Лешу Немова смотрел и говорил: «Вау». Сейчас уже нет таких гимнастов — все равны и все одинаковы.

Оригинал интервью размещен на сайте VTBrussia.ru.